Присоединяйтесь к нам!

С.В. Тураев о «Литературных памятниках»

Выступление С. Тураева на заседании редколлегии серии, обсуждающем проблемы издания «Литературных памятников» (Хождения в страны и века) // Иностранная литература. — 1983. — № 3. — С. 193-194.

От редакции
Д.С. Лихачев. О характере и задачах серии «Литературные памятники». Вступительное слово
Выступление М. Гаспарова
Выступление А. Гуревича
Выступление А. Михайлова
Выступление Н. Балашова
Выступление С. Тураева
Выступление В. Адмони
Выступление А. Федорова
Выступление А. Андреса
Выступление Э. Линецкой
Выступление Ю. Левина
Выступление Г. Степанова

Здесь было уже сказано об огромном общекультурном значении этого издания. Многие книги открывают для советского читателя и новые имена, и, можно сказать, новые пласты в литературном наследии прошлого. И все же об отборе имен и книг можно вести споры.

У меня создается впечатление, например, что немецкая литература все же недостаточно представлена в планах издания. Нет необходимости, конечно, просто переиздавать то, что есть в собраниях сочинений классиков, как это сделано с «Валленштейном» Шиллера. Но хорошо, что появился Виланд или «Театральное призвание Вильгельма Мейстера» Гёте, до сих пор известные русскому читателю только в отрывках.

Хорошо, что издаются «Эликсиры сатаны» Э. Т. А. Гофмана, роман трагического звучания, важный для понимания не только творчества самого Гофмана, но и целой литературной эпохи европейского романтизма. Ждут своей очереди и некоторые другие книги немецких романтиков, например, роман Л. Тика «Странствования Франца Штернбальда». А знаменитая сказка Ламот-Фуке «Ундина» известна русскому читателю только в стихотворном переложении Жуковского (у Ламот-Фуке она — в прозе).

В ГДР уже многие годы переиздают произведения Адольфа Глесбреннера, смелого и остроумного сатирика «предмартовского» десятилетия (1840—1848), заново открытого в середине нашего века. А у нас он пока представлен всего двумя тремя стихотворениями в хрестоматиях. Гослитиздат а свое время поостерегся иметь дело с незнакомым писателем. Но редакция «Литературных памятников» уже не раз «поднимала целину».

Большой интерес представляют издания, где наряду с основным текстом памятника публикуются вспомогательные материалы. Так, например, в ФРГ в издание «Войцека» Бюхнера были включены не только все варианты драмы, но и материалы судебного процесса, послужившего толчком для ее создания.

Серьезная тема для размышления — издание памятников XX века. Первая половина века — уже история, а не современность, возникла дистанция, необходимая для осмысления художественного наследия этой эпохи. Между тем складывается впечатление, что у редколлегии «Памятников» нет четкой программы: что издавать и чего не издавать? А ведь не секрет, что многие сложные явления — предмет постоянных споров, критических атак — русскому читателю неизвестны. Уже написано немало серьезных статей о Джойсе, но из «Улисса» опубликованы лишь отрывки (еще в 30 е годы), а это значит, что даже они давно стали библиографической редкостью). Русскому читателю знаком всего один роман Кафки. Больше других повезло французским поэтам (Аполлинеру, Сандрару, Элюару), но поэтический мир XX века необычайно богат — здесь еще предстоит поднимать. можно сказать, целые континенты и субконтиненты (в качестве примера можно привести поэзию Латинской Америки или Индии).

Стоит вспомнить и о литературной периодике XX века, журналах и альманахах — ведь некоторые имели программное значение. Из номеров многолетнего издания можно выбрать один, наиболее репрезентативный. будь это немецкий «Aktion», американский «New Masses», французский «Clarté» или советский «ЛЕФ». Я бы установил при этом строгую хронологическую границу, например, до окончания второй мировой войны.

Не надо избегать сложности (ее можно разъяснить), но следует отсеивать явления незначительные, периферийные (их включение в такую серию невозможно оправдать)...

Что вы об этом думаете?