Присоединяйтесь к нам!
Раздел: "Статьи и видео"

Связь времен

В. Турбин. Связь времен: Серия «Литературные памятники». Заметки // Новый мир. — 1979. — № 8. — С. 241-261.

Есть язык, есть речь общества – общества в целом, общества как величины собирательной. Общество непрерывно говорит о себе предметами материальной культуры, и исторически совсем недавно в состав материальной культуры вошла книга в ее современном виде.

Место книги в иерархии произведений материальной культуры вред ли можно обозначить однословно и непреложно: без книги как будто бы и обходятся, но в то же время несомненна ассоциация, соединяющая образ Книги с образом Человека. Вещь и идея нигде не сосуществуют так явственно, как в книге. Книги – друзья, книги – овеществленные, воплощенные души. У них есть одежда – переплет, есть тело. У них может быть противоречие между духовным и материальным: роскошно издано, но бессодержательно; невзрачно, но глубоко и прекрасно («По одежде встречают, по уму провожают»). Книга как явление материальной культуры – безотносительно к ее содержанию; допустим, книга на иностранном языке, которым мы не владеем,– строится как модель Человека, высшей для нас ценности на земле; одно это ставит ее в исключительное положение. Замена книги портативными пленками, микрофильмирование? Не знаю, не знаю... Мне такая замена рисуется катастрофой, и я не хотел бы дожить до нее: извлечь из книги идею, упразднивши книгу как вещь,– вряд ли подобная операция может пройти безболезненно для людей, безнаказанно: отомрет что-то в обществе, косноязычным станет оно. читать далее»

Без точной цели

Вопросы литературы. — 1964. — № 12. — С. 156-159.

Читатели хорошо знают темно-зеленые томики серии «Литературных памятников», издаваемых под грифом Отделения литературы и языка Академии наук СССР.

Тщательно подготовленные, хорошо типографски оформленные, книги этой серии по праву заняли видное место на столах литературоведов, историков и просто любителей литературы, наших требовательных и любознательных читателей.

За пятнадцать лет издания (с 1948 года) серия насчитывает уже около сотни названий и тем не менее это лишь малая часть того, что должно быть и будет в ней выпущено. К работе над переводами, редактированию и комментированию книг серии, к написанию для нее сопроводительных статей привлечены наиболее видные и квалифицированные переводчики, литературоведы и текстологи. читать далее»

«У меня, у киоскера, наболело»

Из предисловия к аннотированному каталогу «Литературные памятники. 1948—1998»:

При ориентации «Литературных памятников» на широкую читательскую среду недопустимо вульгарно-потребительское, торгашеское отношение к книге.

Массированную атаку на научный характер «Литературных памятников» провела в 1988 г. через «Книжное обозрение» киоскер харьковской «Академкниги» Н. Дукина в статье «У меня, киоскера, наболело». Она жаловалась на «непомерно высокие» тиражи, но главным образом ее недовольство вызвало соотношение текста и аппарата, с большой диспропорцией в пользу последнего. «...Во многих случаях, — пишет киоскер, — комментирование- интерпретирование превратилось в своего рода кормушку для околонаучных и окололитературных лиц...»; «частые и постоянные сноски... раздражают».

Особое недовольство автора статьи вызвали: «Письма из Сибири» М.С. Лунина (особенно ввиду публикации оригинальных французских текстов наряду с переводами), «Письма» Суворова, Плиния Младшего («продать... одно мучение»); «Письма русского путешественника» Н.М. Карамзина; «История франков» Григория Турского («далекая и чужая история»); «Сады» Ж. Делиля.

О «Хожении за три моря» Афанасия Никитина она пишет: «...читаемых страниц 15-20 при общем объеме около 100 страниц». В «Обломове» Гончарова «50% — варианты, дополнения, комментарии и толкования. Кстати, «Обломов» в школе уже не изучается». Но книги серии «Литературные памятники» и не рассчитывались на обязательные школьные программы.

Требования установить для научной книги процентную «норму» комментариев и аппарата (10, 20, 30%) «спускались» нередко и с более высоких инстанций. Первоначально в «Положении о серии» редколлегией было принято, что объем научного аппарата не должен превышать 15% общего объема издания. Практика показала, что для серии подобное ограничение неприемлемо. Объем аппарата, в том числе и комментария, диктуется теперь соображениями разумной необходимости и целесообразности. Научные издания классиков мировой литературы — принадлежность фундаментальной науки, рентабельность которой не может пониматься на уровне киоскера; они безусловно рентабельны, но — в конечном счете и в высшем смысле. Тираж первых книг серии «Литературные памятники» не превышал 3-10 тысяч экземпляров. Позднее тиражи выросли в 10-20 раз, стали массовыми, что не исключало в отдельных случаях и дефицита.

Ниже мы приводим выдержки из упомянутой статьи Н. Дукиной (весьма, кстати, пространной — она публиковалось в «Книжном обозрении» с продолжениями на протяжении четырех номеров), прямо или косвенно относящиеся к «Литературным памятникам». читать далее»

«Кота Мурра» ждали по ночам...

Поиск, №12-13, 22 марта—4 апреля 1997 г.

ЗНАМЕНИТАЯ СЕРИЯ «ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ» РАСКРЫВАЕТ СВОИ СЕКРЕТЫ

Наверное, в домашней библиотеке каждого из наших читателей найдется хотя бы один темно-зеленый томик с надписью «Литературные памятники». Почти полвека книги этой любимой многими академической серии знакомят нас с широчайшей палитрой произведений мировой литературы от глубокой древности до наших дней. Впрочем, несмотря на огромную популярность литпамятниковских книг, история возникновения самой серии и многие последующие страницы ее биографии, связанные с созданием конкретных томов, мало известны читателям. Помочь восполнить этот пробел мы попросили члена редколлегии серии, члена-корреспондента РАН Андрея Михайлова. читать далее»

Золотое слово мира: О серии «Литературные памятники»

П. Полевая

В мире книг. — 1974. — № 12. — С. 65-67.

Глиняные таблички библиотеки Ашурбанипала, народные сказания о докторе Фаусте, раздумья индийских философов, сказки народов Океании, древнерусские рукописные книги, творения классиков нового времени – захватывающие страницы художественной биографии нашего мира...

Охватить все это богатство разом, сделать его доступным каждому человеку – у этой заманчивой идеи было множество рыцарей. Их трудом и вдохновением созданы первые книжные серии «классиков». Многие детища печати XV–XVII веков вошли в историю мирового книгоиздания как попытки подвести итоги накопленной человечеством культуры.

За долгие века, с тех пор минувшие, задача собрать в одной серии все мировое литературное богатство значительно усложнилась. Так много было накоплено нового, так расширились наши представления о мировой культуре. И все-таки попытки более широкого и глубокого охвата мирового процесса не иссякли, в том числе и среди русских ученых. Ученые, переводчики, издатели продолжают разведку в глубь «белых пятен» на литературной карте мира. Результат их деятельности – расширение наших представлений о мировой культуре.

С освоением новых пластов мировой культуры тесно связан и выпуск книжной серии «Литературные памятники». Именно она, более, чем всякая другая, заслуживает названия лаборатории по освоению мировой культуры. Каждая ее книга – своего рода научный и издательский эксперимент. читать далее»

Д.С. Лихачев. Несколько слов о С.И. Вавилове как инициаторе серии «Литературные памятники»

Яркой чертой Сергея Ивановича Вавилова была широта его культурных интересов. Мне приходилось встречать его с женой в Эрмитаже, на последней квартире Пушкина на Мойке, на открытии Пушкинского музея в Александровском дворце в г. Пушкине (к сожалению, после смерти Сергея Ивановича Всесоюзный Пушкинский музей был из Александровского дворца переведен в гораздо менее подходящие для музея помещения Екатерининского дворца), на открытии пушкинской экспозиции в Лицее в г. Пушкине и во многих других местах, связанных с русской культурой.

Он интересовался всеми культурными начинаниями в нашей стране и во многих случаях выступал как их инициатор. Больше всего он интересовался книжным делом и вникал во многие вопросы технического и художественного оформления книг, издававшихся Издательством АН СССР.

Именно по его инициативе была создана серия «Литературные памятники», получившая сейчас всеобщее признание. читать далее»