Присоединяйтесь к нам!
Раздел: "Статьи и видео"

Литературные памятники

Доктор искусствоведческих наук И. Ф. БЭЛЗА

Вестник Академии наук СССР. — 1973. — № 11. — С. 116-124.

Каждый историк культуры с вполне понятным интересом следит за публикацией памятников мировой литературы, с глубоким удовлетворением констатируя при этом, что литературоведческая специфика такого рода изданий постепенно расширяется и что процесс развития мировой литературы неразрывно связывается в нашем сознании с развитием и сменой социальных формаций, со всеми областями искусства, с психологией и этическими концепциями.

Расцвет советской текстологической науки позволил осуществить академические издания русских классиков, а затем приступить к выпуску серии «Литературные памятники», инициатором издания которой был академик С. И. Вавилов. В нынешнем году исполнилось 25 лет со времени выхода в свет первых томов серии; общее же их число за это время достигло почти 200. читать далее»

Б.Ф. Егоров. Полувековой юбилей “Литературных памятников”

Вестник Российской академии наук. — 1998. — Т. 68. — № 7. — С. 649-656.

За 50 лет в академической серии “Литературные памятники” (издательство “Наука”) вышли в свет около 460 томов (включая переиздания и репринты). Эти книги представляют практически всю мировую культуру, как в региональном отношении — от Азии и Европы до Америки, от Африки до Скандинавии, так и в историческом — от вавилоно-аккадского эпоса о Гильгамеше (около XX в. до н. э.) до произведений, созданных в наше время. Вряд ли какое-либо другое издательство выпустило столько книг одной серии.

Серия “Литературные памятники” возникла не на пустом месте. В 1922 г. в Петрограде было основано издательство “Academia”, за 16 лет существования которого из печати вышли несколько сот книг под “шапками” “Сокровища мировой литературы”, “Классики мировой литературы”, “Памятники литературного быта”, “Памятники художественного и общественного быта” — все они могли бы быть объединены под общим заглавием “Памятники мировой литературы”. Эти серии были открыты для культур всех времен и народов в отличие от большинства подобных изданий, замкнутых границами страны, эпохи, жанра.

Как же создавалась серия “Литературные памятники”? (Историю создания “Литературных памятников” восстановила ученый секретарь редколлегии этой серии И.Г. Птушкина, которая любезно предоставила собранные материалы для данной статьи) читать далее»

Связь времен

В. Турбин. Связь времен: Серия «Литературные памятники». Заметки // Новый мир. — 1979. — № 8. — С. 241-261.

Есть язык, есть речь общества – общества в целом, общества как величины собирательной. Общество непрерывно говорит о себе предметами материальной культуры, и исторически совсем недавно в состав материальной культуры вошла книга в ее современном виде.

Место книги в иерархии произведений материальной культуры вред ли можно обозначить однословно и непреложно: без книги как будто бы и обходятся, но в то же время несомненна ассоциация, соединяющая образ Книги с образом Человека. Вещь и идея нигде не сосуществуют так явственно, как в книге. Книги – друзья, книги – овеществленные, воплощенные души. У них есть одежда – переплет, есть тело. У них может быть противоречие между духовным и материальным: роскошно издано, но бессодержательно; невзрачно, но глубоко и прекрасно («По одежде встречают, по уму провожают»). Книга как явление материальной культуры – безотносительно к ее содержанию; допустим, книга на иностранном языке, которым мы не владеем,– строится как модель Человека, высшей для нас ценности на земле; одно это ставит ее в исключительное положение. Замена книги портативными пленками, микрофильмирование? Не знаю, не знаю... Мне такая замена рисуется катастрофой, и я не хотел бы дожить до нее: извлечь из книги идею, упразднивши книгу как вещь,– вряд ли подобная операция может пройти безболезненно для людей, безнаказанно: отомрет что-то в обществе, косноязычным станет оно. читать далее»

Без точной цели

Вопросы литературы. — 1964. — № 12. — С. 156-159.

Читатели хорошо знают темно-зеленые томики серии «Литературных памятников», издаваемых под грифом Отделения литературы и языка Академии наук СССР.

Тщательно подготовленные, хорошо типографски оформленные, книги этой серии по праву заняли видное место на столах литературоведов, историков и просто любителей литературы, наших требовательных и любознательных читателей.

За пятнадцать лет издания (с 1948 года) серия насчитывает уже около сотни названий и тем не менее это лишь малая часть того, что должно быть и будет в ней выпущено. К работе над переводами, редактированию и комментированию книг серии, к написанию для нее сопроводительных статей привлечены наиболее видные и квалифицированные переводчики, литературоведы и текстологи. читать далее»

«У меня, у киоскера, наболело»

Из предисловия к аннотированному каталогу «Литературные памятники. 1948—1998»:

При ориентации «Литературных памятников» на широкую читательскую среду недопустимо вульгарно-потребительское, торгашеское отношение к книге.

Массированную атаку на научный характер «Литературных памятников» провела в 1988 г. через «Книжное обозрение» киоскер харьковской «Академкниги» Н. Дукина в статье «У меня, киоскера, наболело». Она жаловалась на «непомерно высокие» тиражи, но главным образом ее недовольство вызвало соотношение текста и аппарата, с большой диспропорцией в пользу последнего. «...Во многих случаях, — пишет киоскер, — комментирование- интерпретирование превратилось в своего рода кормушку для околонаучных и окололитературных лиц...»; «частые и постоянные сноски... раздражают».

Особое недовольство автора статьи вызвали: «Письма из Сибири» М.С. Лунина (особенно ввиду публикации оригинальных французских текстов наряду с переводами), «Письма» Суворова, Плиния Младшего («продать... одно мучение»); «Письма русского путешественника» Н.М. Карамзина; «История франков» Григория Турского («далекая и чужая история»); «Сады» Ж. Делиля.

О «Хожении за три моря» Афанасия Никитина она пишет: «...читаемых страниц 15-20 при общем объеме около 100 страниц». В «Обломове» Гончарова «50% — варианты, дополнения, комментарии и толкования. Кстати, «Обломов» в школе уже не изучается». Но книги серии «Литературные памятники» и не рассчитывались на обязательные школьные программы.

Требования установить для научной книги процентную «норму» комментариев и аппарата (10, 20, 30%) «спускались» нередко и с более высоких инстанций. Первоначально в «Положении о серии» редколлегией было принято, что объем научного аппарата не должен превышать 15% общего объема издания. Практика показала, что для серии подобное ограничение неприемлемо. Объем аппарата, в том числе и комментария, диктуется теперь соображениями разумной необходимости и целесообразности. Научные издания классиков мировой литературы — принадлежность фундаментальной науки, рентабельность которой не может пониматься на уровне киоскера; они безусловно рентабельны, но — в конечном счете и в высшем смысле. Тираж первых книг серии «Литературные памятники» не превышал 3-10 тысяч экземпляров. Позднее тиражи выросли в 10-20 раз, стали массовыми, что не исключало в отдельных случаях и дефицита.

Ниже мы приводим выдержки из упомянутой статьи Н. Дукиной (весьма, кстати, пространной — она публиковалось в «Книжном обозрении» с продолжениями на протяжении четырех номеров), прямо или косвенно относящиеся к «Литературным памятникам». читать далее»

«Кота Мурра» ждали по ночам...

Поиск, №12-13, 22 марта—4 апреля 1997 г.

ЗНАМЕНИТАЯ СЕРИЯ «ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ» РАСКРЫВАЕТ СВОИ СЕКРЕТЫ

Наверное, в домашней библиотеке каждого из наших читателей найдется хотя бы один темно-зеленый томик с надписью «Литературные памятники». Почти полвека книги этой любимой многими академической серии знакомят нас с широчайшей палитрой произведений мировой литературы от глубокой древности до наших дней. Впрочем, несмотря на огромную популярность литпамятниковских книг, история возникновения самой серии и многие последующие страницы ее биографии, связанные с созданием конкретных томов, мало известны читателям. Помочь восполнить этот пробел мы попросили члена редколлегии серии, члена-корреспондента РАН Андрея Михайлова. читать далее»

Золотое слово мира: О серии «Литературные памятники»

П. Полевая

В мире книг. — 1974. — № 12. — С. 65-67.

Глиняные таблички библиотеки Ашурбанипала, народные сказания о докторе Фаусте, раздумья индийских философов, сказки народов Океании, древнерусские рукописные книги, творения классиков нового времени – захватывающие страницы художественной биографии нашего мира...

Охватить все это богатство разом, сделать его доступным каждому человеку – у этой заманчивой идеи было множество рыцарей. Их трудом и вдохновением созданы первые книжные серии «классиков». Многие детища печати XV–XVII веков вошли в историю мирового книгоиздания как попытки подвести итоги накопленной человечеством культуры.

За долгие века, с тех пор минувшие, задача собрать в одной серии все мировое литературное богатство значительно усложнилась. Так много было накоплено нового, так расширились наши представления о мировой культуре. И все-таки попытки более широкого и глубокого охвата мирового процесса не иссякли, в том числе и среди русских ученых. Ученые, переводчики, издатели продолжают разведку в глубь «белых пятен» на литературной карте мира. Результат их деятельности – расширение наших представлений о мировой культуре.

С освоением новых пластов мировой культуры тесно связан и выпуск книжной серии «Литературные памятники». Именно она, более, чем всякая другая, заслуживает названия лаборатории по освоению мировой культуры. Каждая ее книга – своего рода научный и издательский эксперимент. читать далее»

Д.С. Лихачев. Несколько слов о С.И. Вавилове как инициаторе серии «Литературные памятники»

Яркой чертой Сергея Ивановича Вавилова была широта его культурных интересов. Мне приходилось встречать его с женой в Эрмитаже, на последней квартире Пушкина на Мойке, на открытии Пушкинского музея в Александровском дворце в г. Пушкине (к сожалению, после смерти Сергея Ивановича Всесоюзный Пушкинский музей был из Александровского дворца переведен в гораздо менее подходящие для музея помещения Екатерининского дворца), на открытии пушкинской экспозиции в Лицее в г. Пушкине и во многих других местах, связанных с русской культурой.

Он интересовался всеми культурными начинаниями в нашей стране и во многих случаях выступал как их инициатор. Больше всего он интересовался книжным делом и вникал во многие вопросы технического и художественного оформления книг, издававшихся Издательством АН СССР.

Именно по его инициативе была создана серия «Литературные памятники», получившая сейчас всеобщее признание. читать далее»