Присоединяйтесь к нам!

О серии «Литературные памятники»

Н.И. Конрад. [О серии "Литературные памятники"]

«Литературные памятники. Итоги и перспективы серии». М., «Наука»,. 1967, стр. 3—25.

Предлагаемый перечень литературных памятников, намечаемых к изданию и уже изданных, своим своеобразием, вероятно, вызовет у некоторых из читателей вопрос: что собственно издается? В списке можно увидеть произведения художественной литературы, сочинения исторические, публицистические и многое другое.

Что же составляет «лицо» серии? И есть ли оно вообще? Мы полагаем, что есть, и именно это и требует разъяснения. читать далее»

Нужно ли так тратиться?

Книжное обозрение, 1988, №6

Копейка рубль бережет

Купила не так давно книгу воспоминаний М.В. Добужинского. Крепкий, хороший, «академический» переплет. И зачем к этой книге суперобложка, непонятно. А бумага хорошая, мелованная — и, на мой взгляд, бесполезно затраченная. Знакомый полиграфист пояснил: не только бумага. Оборудования у нас нет, чтобы «надевать» на эту книгу это «платьице», производится операция вручную, а значит, и стоит недешево. Тоже затраты. Может, я чего-то не понимаю в издательском деле, но думаю, что, пока у нас дефицит бумаги существует, надо бы больше думать об экономии. Кстати, моя предварительная покупка — книга той же серии «М.С. Лунин. Письма из Сибири» выпущена без суперобложки. И никакого эстетического ущерба от этого не испытываю.

Г. Фомичева
г. Москва

Литературные памятники

Доктор искусствоведческих наук И. Ф. БЭЛЗА

Вестник Академии наук СССР. — 1973. — № 11. — С. 116-124.

Каждый историк культуры с вполне понятным интересом следит за публикацией памятников мировой литературы, с глубоким удовлетворением констатируя при этом, что литературоведческая специфика такого рода изданий постепенно расширяется и что процесс развития мировой литературы неразрывно связывается в нашем сознании с развитием и сменой социальных формаций, со всеми областями искусства, с психологией и этическими концепциями.

Расцвет советской текстологической науки позволил осуществить академические издания русских классиков, а затем приступить к выпуску серии «Литературные памятники», инициатором издания которой был академик С. И. Вавилов. В нынешнем году исполнилось 25 лет со времени выхода в свет первых томов серии; общее же их число за это время достигло почти 200. читать далее»

Полувековой юбилей “Литературных памятников”

Вестник Российской академии наук. — 1998. — Т. 68. — № 7. — С. 649-656.

За 50 лет в академической серии “Литературные памятники” (издательство “Наука”) вышли в свет около 460 томов (включая переиздания и репринты). Эти книги представляют практически всю мировую культуру, как в региональном отношении — от Азии и Европы до Америки, от Африки до Скандинавии, так и в историческом — от вавилоно-аккадского эпоса о Гильгамеше (около XX в. до н. э.) до произведений, созданных в наше время. Вряд ли какое-либо другое издательство выпустило столько книг одной серии.

Серия “Литературные памятники” возникла не на пустом месте. В 1922 г. в Петрограде было основано издательство “Academia”, за 16 лет существования которого из печати вышли несколько сот книг под “шапками” “Сокровища мировой литературы”, “Классики мировой литературы”, “Памятники литературного быта”, “Памятники художественного и общественного быта” — все они могли бы быть объединены под общим заглавием “Памятники мировой литературы”. Эти серии были открыты для культур всех времен и народов в отличие от большинства подобных изданий, замкнутых границами страны, эпохи, жанра.

Как же создавалась серия “Литературные памятники”? (Историю создания “Литературных памятников” восстановила ученый секретарь редколлегии этой серии И.Г. Птушкина, которая любезно предоставила собранные материалы для данной статьи) читать далее»

Связь времен

В. Турбин. Связь времен: Серия «Литературные памятники». Заметки // Новый мир. — 1979. — № 8. — С. 241-261.

Есть язык, есть речь общества – общества в целом, общества как величины собирательной. Общество непрерывно говорит о себе предметами материальной культуры, и исторически совсем недавно в состав материальной культуры вошла книга в ее современном виде.

Место книги в иерархии произведений материальной культуры вред ли можно обозначить однословно и непреложно: без книги как будто бы и обходятся, но в то же время несомненна ассоциация, соединяющая образ Книги с образом Человека. Вещь и идея нигде не сосуществуют так явственно, как в книге. Книги – друзья, книги – овеществленные, воплощенные души. У них есть одежда – переплет, есть тело. У них может быть противоречие между духовным и материальным: роскошно издано, но бессодержательно; невзрачно, но глубоко и прекрасно («По одежде встречают, по уму провожают»). Книга как явление материальной культуры – безотносительно к ее содержанию; допустим, книга на иностранном языке, которым мы не владеем,– строится как модель Человека, высшей для нас ценности на земле; одно это ставит ее в исключительное положение. Замена книги портативными пленками, микрофильмирование? Не знаю, не знаю... Мне такая замена рисуется катастрофой, и я не хотел бы дожить до нее: извлечь из книги идею, упразднивши книгу как вещь,– вряд ли подобная операция может пройти безболезненно для людей, безнаказанно: отомрет что-то в обществе, косноязычным станет оно. читать далее»

Без точной цели

Вопросы литературы. — 1964. — № 12. — С. 156-159.

Читатели хорошо знают темно-зеленые томики серии «Литературных памятников», издаваемых под грифом Отделения литературы и языка Академии наук СССР.

Тщательно подготовленные, хорошо типографски оформленные, книги этой серии по праву заняли видное место на столах литературоведов, историков и просто любителей литературы, наших требовательных и любознательных читателей.

За пятнадцать лет издания (с 1948 года) серия насчитывает уже около сотни названий и тем не менее это лишь малая часть того, что должно быть и будет в ней выпущено. К работе над переводами, редактированию и комментированию книг серии, к написанию для нее сопроводительных статей привлечены наиболее видные и квалифицированные переводчики, литературоведы и текстологи. читать далее»

Логинова Ольга Константиновна

ЛОГИНОВА Ольга Константиновна (11.IV.1923, Москва — 2002, Москва). В 1961—1962 гг. входила в редакционную коллегию серии «Литературные памятники», исполняя обязанности ученого секретаря. В 1948 г. окончила классическое отделение филологического факультета Московского университета. В 1952 г. защитила кандидатскую диссертацию по древнегреческой литературе («Роман Лонга»). С 1950 г. — редактор издательства Академии наук СССР («Наука»). читать далее»

Лавров Александр Васильевич

ЛАВРОВ Александр Васильевич (р. 29.1.1949, Ленинград). Член редколлегии серии «Литературные памятники» с 1989 г. Специалист в области истории русской литературы конца XIX — первой трети XX в.

Окончил филологический факультет Ленинградского университета в 1971 г.; с этого времени работает в Институте русской литературы (Пушкинский Дом) Академии наук; ныне главный научный сотрудник. Подготовил ряд изданий Андрея Белого, М. Волошина, А. Блока, В. Брюсова, 3. Гиппиус, Д. Мережковского, М. Кузмина, П. Перцова и др.

В 1995 г. защитил докторскую диссертацию «Андрей Белый в 1900-е годы: Жизнь и литературная деятельность» (изд. в 1995 г.). В 1997 г. избран членом-корреспондентом РАН, а в 2008 г. действительным членом РАН по Отделению историко- филологических наук. Автор многочисленных публикаций, в том числе книг «Этюды о Блоке» (2000), «Символисты вблизи: Статьи и публикации» (2004; совместно с С.С. Гречишкиным), «Русские символисты: Этюды и разыскания» (2007; премия РАН им. A.C. Пушкина, 2007), «Андрей Белый: Разыскания и этюды» (2007).

В серии «Литературные памятники» участвовал в подготовке романа Андрея Белого «Петербург» (Л., 1981; комментарии в соавторстве с С.С. Гречишкиным и Л.К. Долгополовым; ответственный редактор 2-го изд., 2004), книги Максимилиана Волошина «Лики творчества» (Л., 1988; 2-е изд. 1989; подготовка текста, значительная часть примечаний, общая редакция примечаний); подготовил издание: Андрей Белый. Собрание стихотворений, 1914 (М., 1997). Ответственный редактор изданий: Федор Сологуб. Мелкий бес (СПб., 2004), Д.С. Мережковский. Вечные спутники (СПб., 2008).

Григорий Турский. История франков

Переплет издания: Григорий Турский. История франков Григорий Турский. История франков / Изд. подгот. В.Д. Савукова; Отв. ред. М.Л. Гаспаров; Филол. ред. A.A. Архипов; Ред. изд-ва Д.П. Лбова, O.K. Логинова; Худож. В.Г. Виноградов, Ф.Н. Буданов. — М.: Наука, 1987. -462 с: ил.; Б.ф. — Загл. парал. лат. — 50000 экз. В переплете. Часть тиража в суперобложке. читать далее»

«У меня, у киоскера, наболело»

Из предисловия к аннотированному каталогу «Литературные памятники. 1948—1998»:

При ориентации «Литературных памятников» на широкую читательскую среду недопустимо вульгарно-потребительское, торгашеское отношение к книге.

Массированную атаку на научный характер «Литературных памятников» провела в 1988 г. через «Книжное обозрение» киоскер харьковской «Академкниги» Н. Дукина в статье «У меня, киоскера, наболело». Она жаловалась на «непомерно высокие» тиражи, но главным образом ее недовольство вызвало соотношение текста и аппарата, с большой диспропорцией в пользу последнего. «...Во многих случаях, — пишет киоскер, — комментирование- интерпретирование превратилось в своего рода кормушку для околонаучных и окололитературных лиц...»; «частые и постоянные сноски... раздражают».

Особое недовольство автора статьи вызвали: «Письма из Сибири» М.С. Лунина (особенно ввиду публикации оригинальных французских текстов наряду с переводами), «Письма» Суворова, Плиния Младшего («продать... одно мучение»); «Письма русского путешественника» Н.М. Карамзина; «История франков» Григория Турского («далекая и чужая история»); «Сады» Ж. Делиля.

О «Хожении за три моря» Афанасия Никитина она пишет: «...читаемых страниц 15-20 при общем объеме около 100 страниц». В «Обломове» Гончарова «50% — варианты, дополнения, комментарии и толкования. Кстати, «Обломов» в школе уже не изучается». Но книги серии «Литературные памятники» и не рассчитывались на обязательные школьные программы.

Требования установить для научной книги процентную «норму» комментариев и аппарата (10, 20, 30%) «спускались» нередко и с более высоких инстанций. Первоначально в «Положении о серии» редколлегией было принято, что объем научного аппарата не должен превышать 15% общего объема издания. Практика показала, что для серии подобное ограничение неприемлемо. Объем аппарата, в том числе и комментария, диктуется теперь соображениями разумной необходимости и целесообразности. Научные издания классиков мировой литературы — принадлежность фундаментальной науки, рентабельность которой не может пониматься на уровне киоскера; они безусловно рентабельны, но — в конечном счете и в высшем смысле. Тираж первых книг серии «Литературные памятники» не превышал 3-10 тысяч экземпляров. Позднее тиражи выросли в 10-20 раз, стали массовыми, что не исключало в отдельных случаях и дефицита.

Ниже мы приводим выдержки из упомянутой статьи Н. Дукиной (весьма, кстати, пространной — она публиковалось в «Книжном обозрении» с продолжениями на протяжении четырех номеров), прямо или косвенно относящиеся к «Литературным памятникам». читать далее»